Ростислав Мурзагулов (murzagulov) wrote,
Ростислав Мурзагулов
murzagulov

Владимир Путин ошибся эпохой

Российские власти препятствуют возникновению нового общества, вместо того, чтобы его возглавить

Отношения власти и общества в России оцениваются сейчас  интеллектуальной средой страны в основном эмоциональными категориями. «Промывание мозгов», «стадные инстинкты», «агрессивно-послушное большинство» и масса других эпитетов говорят о раздражении, которое креативный класс испытывает к чиновничьей элите, манипулирующей массами по собственному усмотрению и в собственных (часто корыстных) интересах.

Любопытно, что в своем гневе интеллектуалы один за другим повторяют, что они не в состоянии понять природу отношений власти и масс, сведенную к банальной манипулятивной парадигме, которая, странным образом, обе стороны устраивает, раздражая только узкую прослойку информационно активных граждан.

Однако в социальной науке последних лет содержится хорошо структурированное объяснение данного российского (на самом деле – многих развивающихся стран) феномена. В ходе научно-технического прогресса общество на планете переходит из одного состояния в другое. Эти переходы неизбежны ввиду объективных причин. В архаичном обществе важна была физическая сила вождя, однако общество трансформировалось в аграрное. Важно стало количество земли, имеющееся у графа, который при этом мог быть и весьма щуплым. Следующая трансформация привела землян к индустриальному состоянию, и даже маленький клочок земли, где стоял завод, делал его владельцев элитой. В провозглашенном Даниелом Беллом постиндустриальном обществе - знания позволяли зарабатывать и влиять на общество и без заводов, которые переехали в страны третьего мира.

Сейчас общество становится информационным. Носители знаний перестали эксклюзивно обладать таковыми, как и возможностями для их применения. Обладать неограниченными объемами информации и каналами ее распространения теперь способен каждый индивид. В этих условиях власть также должна становиться вовлеченной в процесс информационного обмена. Однако это накладывает на власть значительные ограничения и обязательства перед обществом.

Это было хорошо заметно в России в период митингов на Болотной площади. Тогдашнее руководство внутриполитического блока страны во главе с информационно открытым президентом Д.Медведевым, очевидно, попыталось следовать велениям эпохи, вступив в открытый диалог с манифестантами. Политики, словно предвосхищая упреки в несоответствии эпохе, даже ввели в широкий оборот словосочетание «креативный класс», ранее использовавшееся лишь в науке при описании постиндустриальной и информационных обществ.

Общество отнеслось к этим действиям власти благосклонно. При этом, видя готовность власти к диалогу, общество стало требовать от власти большего, а именно – совместного управления ключевыми процессами, включая экономические. Это в какой-то момент власть устраивать перестало.
Нынешняя конфигурация российской власти, ввиду личностных особенностей ряда ее представителей, не в состоянии оценить особенности неизбежного наступления информационной эпохи, предпочитая более примитивные методы управления эпох предыдущих. На первом этапе эта тактика способна принести (и приносит) ее приверженцам успех.

Так, признаком возвращения в архаичное общество стало убийство Бориса Немцова, повергшее в шок всех намеревавшихся в дальнейшем протестовать против действий власти. Прямое блокирование в интернете не устраивающих власть материалов, ужесточение наказаний за публикацию определенных материалов в соцсетях и прочие меры, предпринятые в этом ряду также приостановили преобразование российского общества в информационное.

Однако смена эпох – явление неизбежное. Скорость распространения информации в любом случае значительно превышает скорость реакции тех, кто ее блокирует.

Власти могут вовсе запретить фейсбук и твиттер – но уже пришли на смену соцсетям мессенджеры, блокирование которых технически невозможно на данном этапе в принципе. На смену мессенджерам придут новые коммуникационные площадки, так или иначе информация будет распространяться, и все больше людей день ото дня будут предпочитать альтернативные источники передачам Дмитрия Киселева.

Таким образом, становится очевидной природа гнева нынешнего российского креативного класса. Он уже живет в прогрессивном информационном обществе, тогда как ему продолжают навязчиво подсовывать мрачную архаику и вотчинное право. Креативный класс проявляет недовольство, преодолевает страх перед архаичными вождями вроде Р.Кадырова, и начинает выступать агентом перемен.

У нынешних российских властей есть два возможных варианта решения проблемы наступления информационной эпохи.

Сейчас они идут по сценарию, который попросту подразумевает отложение наступления информационной эры (блокирование сайтов, наказание инакомыслия, etc.). С учетом того, что смена эпох является неизбежной (при отсутствии глобальных катастрофических катаклизмов), это означает, что при все же наступившем информационном обществе адептам нынешней властной парадигмы придется уступить свое место в элите вовлеченным в информационный обмен персонажам.

Однако существует и второй вариант развития событий (и в данном материале мы уже говорили о том, что иногда власть в России пыталась соответствовать требованиям времени). Власть может снова попытаться возглавить процесс становления информационного общества - наращивать коммуникационный капитал, взаимодействовать с обществом на основе диалога, а не манипуляций, легко читаемых информационным обществом.
Да, в этом случае власти неизбежно придется поделиться с обществом полномочиями.  Однако элита информационного общества не стремится к высоким должностям и власти как таковой. Элита информационного общества, напомним, влиятельна не в силу должностей, а в силу скорости проникновения в массы исходящей от нее информации.

Соответственно, информационное общество будет устраивать, если власть будет считаться с его мнением, а чиновники должны будут администрировать процесс высказывания мнения обществом и реализовывать его решения.

В отдельных странах (например, скандинавских), отношения власти и общества уже выстраиваются подобным образом. Непременным признаком информационного общества является развитие электронной демократии.

Действительно, если гражданин может в любой момент обратиться к власти или другим гражданам - зачем ему ждать годы до момента заполнения бланка в кабинке голосования?

Однако в странах, подобных России, обсуждение в обществе пока подменяется подковерной борьбой в коридорах власти. Общественные инициативы, даже набравшие сто и более тысяч голосов поддержки попадают в госорганы, где их отвергают. Даже сам процесс голосования в значительной степени подменен имитацией и полностью закрыт для общества. Один из топ-менеджеров государственной корпорации не так давно требовал уничтожить тираж электронной версии газеты.

Так не может продолжаться длительный в исторической перспективе период, поскольку каждая новая эпоха наступает значительно быстрее, чем тянулись предшествующие. И уже в самые ближайшие годы мы увидим, какой выбор сделает российская власть.

Либо однажды Владимир Путин примет мужественное решение передать управление процессами кому-то, кто приведет власть и общество к современным нормальным уровням взаимодействия, либо действующую российскую элиту, спутавшую эпохи, ждет бесславный конец.
Tags: аналитика, креативный класс, политика, политология, постиндустриализм, путин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments